Итак, Америка против всех


 

202439_src

Все идет по плану!

Но радоваться рано. И вот почему. Взглянем на свежий доклад Международного энергетического агентства (МЭА). Главное, что подтвердили расчеты МЭА, – добыча нефти странами ОПЕК в январе сократилась, причем довольно существенно – на 1 млн баррелей в сутки, до 32,06 млн баррелей.

Все идет так, как и договаривались государства, входящие в ОПЕК, 30 ноября 2016 года. Напомним, одно из обязательств – снизить добычу на 1,2 млн баррелей в сутки – до 32,5 млн баррелей. Не входящие в ОПЕК страны 10 декабря согласовали сокращение своей добычи суммарно на 558 тысяч баррелей в сутки, в том числе Россия – на 300 тысяч баррелей. Соглашение заключено на первое полугодие 2017 года с возможностью пролонгации.

Так вот, по данным МЭА, получается, что за первый месяц действия соглашения ОПЕК выполнила его на 90%. И это очень неплохая динамика. Тем более что некоторые производители, включая лидера картеля – Саудовскую Аравию – сократили предложение даже больше того, что требуется. Правда, это сверхплановое снижение производства частично было компенсировано более высокими показателями со стороны Ливии и Нигерии, которые изначально освобождены от обязательств по сокращению добычи в силу того, что ранее эти страны пострадали из-за военных конфликтов и природных катастроф.

В целом же добыча нефти ОПЕК и не входящих в организацию стран, подписавших декабрьское соглашение, сократилась в январе почти на 1,5 млн баррелей в сутки – до 96,4 млн баррелей. Это, как отмечают аналитики МЭА, на 730 тысяч баррелей в день меньше аналогичного показателя годичной давности.

В то же время МЭА отмечает, что добыча в России, которая взяла на себя более половины от общего оговоренного снижения добычи вне ОПЕК, сократилась лишь на 100 тысяч баррелей в день (до 11,48 млн баррелей в сутки), то есть примерно на треть от оговоренного. Это, в принципе, совпадает и с российскими данными. Так что, России еще есть куда сокращать добычу. Впрочем, учитывая важную роль Москвы в достижении декабрьских договоренностей, вряд ли стоит сомневаться в том, что она свои обязательства выполнит.

Главные угрозы рынку, согласно докладу МЭА, идут с другой стороны океана: США, Канада и Бразилия (эти страны не вовлечены в соглашение) могут совместными усилиями в текущем году нарастить добычу нефти на 750 тысяч баррелей в день. Кроме того, продолжает наращивание добычи нефти до досанкционного уровня Иран.

Своими действиями эти страны рискуют сорвать достигнутые договоренности. Баррель, за последние два месяца вроде бы твердо утвердившийся на рубеже в 55 долларов, рискует опять оказаться под угрозой обрушения.

Внимание! США вновь ставят на сланец!

Главным нарушителем спокойствия на глобальном нефтяном рынке сейчас выступают США, активно наращивающие добычу. Согласно прогнозам МЭА, добыча нефти в США увеличится на 370 тысяч баррелей в день в 2017 году по сравнению с 2016 годом – до 12,91 млн баррелей в сутки.

Мало того, по данным Американского института нефти (American Petroleum Institut), коммерческие запасы «черного золота» в США все последнее время растут и уже достигли 503,6 млн баррелей. Многие аналитики называют такие запасы «гигантскими» и считают, что их наличие создает серьезный «навес» над рынком, который грозит рано или поздно обрушить баррель.

Вдобавок к этому давление на котировки оказывают данные о количестве буровых установок в США, опубликованные в начале февраля компанией Baker Hughes (один из лидеров мирового нефтесервиса). Скажем, по состоянию на первую неделю февраля их количество выросло до 583 штук, что на 116 единиц (или почти на четверть) больше, чем работало на тот же период прошлого года. Количество нефтяных буровых установок в США растет уже без малого три месяца подряд.

Ничего удивительного в этом нет: американская отрасль сланцевой добычи нефти реагирует на повышение мировых цен с уровня в 40-45 долларов до нынешнего уровня в 55 долларов и выше.

Причем останавливаться на достигнутом Соединенные Штаты явно не собираются. В свежем прогнозе американского Минэнерго говорится, что уже в 2018 году производство нефти в США достигнет 9,53 млн баррелей в сутки, что близко к рекордам 1970 года.

В общем, американская «качалка» ведет свою игру на мировом рынке нефти. Как только баррель подрастает до выгодного для сланцевого производства уровня, скважины в США размораживаются и добыча там растет. Ранее новый президент США Дональд Трамп заявлял о намерении наращивать собственную добычу и закупки нефти у Канады, снижая тем самым зависимость от поставок из стран ОПЕК.

При таком сценарии на рынке может оказаться много невостребованной нефти, что вновь приведет к заметному превышению предложения над спросом и обрушит котировки.

Иранская специфика

Иран на сегодняшний день занимает весьма специфическую позицию – сам он твердо намерен в ближайшее время превысить установленную квоту, но при этом призывает других игроков еще больше сократить производство. Во всяком случае, на днях иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане заявил, что во втором полугодии текущего года картель ОПЕК должен «немного больше» снизить производство. Сам Иран, настаивающий на продлении соглашения об ограничении добычи, от снижения производства был освобожден, как страна, ранее пострадавшая от санкций Запада.

Нынешняя позиция Исламской Республики, очевидно, связана с недостаточным ростом цен. «Все члены ОПЕК согласны с тем, что нефть должна составлять $60 за баррель», — отметил Зангане. На сегодняшний день рубеж этот близок, но пока еще не достижим для барреля – вот Тегеран и «упирается».

Бижан Намдар Зангане

Напомним, что Иран по ноябрьско-декабрьскому соглашению не был обязан сокращать добычу, но ему была установлена квота в размере 3,8 млн баррелей в сутки. Но даже эту квоту Иран соблюдать не собирается. Управляющий директор Национальной иранской нефтяной компании (NIOC) Али Кардор заявил, что уже к 20 марта NIOC намерена довести добычу до 4 млн баррелей в сутки. Кроме того, по словам Али Кардора, ИРИ планирует наращивать экспорт нефти, в первую очередь в Европу.

Полгода – не срок

Одна из главных интриг сегодняшнего нефтяного рынка – хватит ли странам, его подписавшим, шести месяцев для того, чтобы добиться поставленных целей – стабилизировать рынок и дать возможность баррелю нащупать новую «точку опоры», которая, по мнению заинтересованных сторон, должна лежать ближе к уровню 60 долларов за баррель?

К идее пролонгации соглашения об ограничении добычи его участники относятся по-разному. Саудовская Аравия еще в январе говорила, что вряд ли это понадобится, так как летом ожидается рост спроса на нефть, а создавать дефицит на мировом рынке производители, по словам министра энергетики Халида аль-Фалиха, не хотят. Но при этом саудиты выразили готовность держать курс на снижение добычи, «если это потребуется».

Халид аль-Фалих

Свои сомнения в необходимости пролонгации выражал и Алжир. Как говорил в конце января алжирский министр энергетики Нуреддин Бутарфа, даже если соглашение будет выполнено на 80%, продлевать его окажется просто не нужно. За продление, помимо Ирана, высказался Катар. Окончательные решения на этот счет, вероятно, будут приниматься на официальном саммите ОПЕК в конце мая.

Россия устами своего постоянного представителя при международных организациях в Вене Владимира Воронкова заявляет, что вариант с продлением «не исключен». Но при этом постпред подчеркнул, что пока об этом говорить рано, и все будет зависеть от результатов первого полугодия. По словам Воронкова, прошлогодний рост цены барреля с $30 до текущих $55 принес российскому бюджету, 1,5 трлн рублей.

Так что для Москвы, как, надо полагать, и для Баку, происходящие сейчас на рынке нефти события – явно носят позитивный характер. Реальность такова, что для наших экономик и для бюджетов наших стран – чем баррель дороже, тем лучше.

Кто не рискует, тот не пьет шампанского

Но не все на рынке так уж безмятежно. «Своя игра», которую ведут США, Иран и некоторые другие страны, способна сломать совместные усилия двух с лишним десятков государств, ограничивающих добычу. Более того, по мнению одного из самых известных российских экспертов ТЭКа, партнера компании RusEnergy Михаила Крутихина, декларируемые объемы сокращения добычи имеют мало общего с реальностью. Эксперт напоминает, что исторически члены ОПЕК никогда не выдерживали принятые ограничения. «Тем более что какого-то серьезного реального контроля за соблюдением договоренностей нет. Фактически игроки стараются поднять цену барреля за счет словесных интервенций», – полагает Крутихин.

По его словам, соглашение по ограничению добычи просто распадется, когда мировой рынок сориентируется на реальный, а не декларируемый баланс спроса и предложения.

Разумеется, такая угроза существует. Но закончить хочется все-таки на позитивной ноте. Ее внесло все то же Международное энергетическое агентство, которое улучшило прогноз по спросу на нефть в мире в 2017 году на 0,2 млн. баррелей в сутки, до 98 миллионов баррелей в день. И это еще не конец. «В 2017 году, при благоприятных погодных условиях, мы ожидаем, что спрос вырастет на 1,4 миллиона баррелей в день к 2016 году», – отмечают эксперты МЭА. Рост спроса может стать важным фактором стабилизации рынка и укрепления барреля, даже если соглашения об ограничении добычи окажутся кем-то нарушены или не будут продлены. Что и говорить, тут не обойдется без риска. Но ведь известно: кто не рискует…